Мадс Миккельсен пьет и танцует в фильме «Еще по одной»

[ad_1]

Психотерапевтический эффект фильма — сродни умеренному потреблению хорошего виски: чуть горьковато, но в груди после тепло и спокойно. Ставя перед зрителем очевидные проблемы людей под пятьдесят (непонимание дальнейших перспектив, потерянность, отчуждение, одиночество — все это в разной степени воплощает каждый из героев), Винтерберг, сам не так давно разменявший полвека, явно закладывает туда свои личные мотивы, но это не ощущается — в лучшем смысле слова. Наиболее мастерский, по мнению многих, фильм об ошибочно обвиненном в страшном преступлении человеке «Охота» (в котором тоже Миккельсен, пусть не учителя, но воспитателя), при отличном техническом исполнении и благих намерениях, слегка ударялся в морализаторство и насупленность. «Еще по одной» наоборот не пытается давить на слезную железу зрителя и стращать театральным заломом рук. В этом плане он скорее ближе к еще одному любопытному, но отнюдь не идеальному фильму режиссера — «Коммуне», где группа разных людей, которых вместе свела галерея душевных кризисов, пытаются жить в одном доме и ладить друг с другом. Друзья Мартина такие же потерянные люди, но, в отличие от героев «Коммуны», их не жалко — им сочувствуешь. Что далеко не одно и то же.